?

Log in

No account? Create an account
Честертон.
арбайтен
iren_robin
...Вот и все, что можем мы сделать, когда сражаемся с сильнейшим. Он убьет нас; мы нанесем ему незаживающую рану. Словно камушек, попавший под колеса поезда, мы сотрясем и поразим хоть на миг невиданную силу и бездумную невинность зла. А это немало. Мученикам и преступникам Французской революции довольно того, что они обнажили навеки тайную слабость сильных. Благодаря им проснулся и больше не заснет в усыпальнице жалкий трус, обитающий в сердцах королей.

Когда Джек Гроза Великанов впервые увидел противника, все было не так, как думают. Если хотите, я расскажу вам, как все было. Прежде всего Джек обнаружил, что великан не так уж велик. Он широко шагал по безбрежной равнине и казался совсем невысоким, как фигурка на фоне пейзажа; но тут Джек понял, что попирает он не траву, а огромные деревья. Человек подходил все ближе, становился все больше, и когда он закрыл небеса, Джек едва сдержал крик. Потом начался невыносимый ужас.

Как и подобает чудесам и чудищам, великан казался невероятным, потому что был очень реальным. Все труднее было поверить в него, все легче его увидеть, а вынести, что такую часть неба занимает лицо, — просто невозможно. Глаза, подобные окнам-фонарям, стали огромней огромного, но остались глазами. Перед лицом, закрывшим небо, Джек потерял последний разум, потерял последнюю надежду, зрение и слух.

Только рыцарство осталось ему, и достоинство гибнущей чести не дало ему забыть, что в руке у него — бесполезный, маленький меч. Он кинулся к колоссальной стопе — щиколотка нависла над ним, как утес, — и вонзил в нее меч по рукоятку, и навалился на него, и лезвие с хрустом обломилось. Великан что-то почувствовал; он взял огромную ногу огромной рукой, поглядел, опустил, наклонился, рассматривая землю, и наконец заметил Джека.

Тогда он поднял его двумя пальцами и отшвырнул в сторону. Джек взлетел в небеса, едва не коснувшись звезд, и опустился не на камни, а в мягкий ил у далекой реки, ибо великан не потрудился бросить его получше. Там он пролежал много часов, а когда очнулся, страшный победитель был еще виден. Он шел сквозь леса в сторону моря и был не выше холма. Потом он стал меньше, как становится меньше холм, когда его минует ваш поезд. Через полчаса он стал ярко-синим, как далекие горы, но еще походил на человека. Еще через час синий великан подошел к синему морю, и с ним случилось что-то странное. Оглушенный, раненный Джек с трудом приподнялся на локте, чтобы все разглядеть. Великан снова осмотрел свою ногу, покачнулся, как на ветру, и вошел в огромное море, омывающее землю. Только оно одно было достаточно большим, чтобы стать ему могилой.

(no subject)
арбайтен
iren_robin
Можно ли было избежать войны? Нет. Они атаковали позиции ВВ в Мариуполе, расстреливали пограничников в Луганске, захватывали райотделы, выходили на милицейский спецназ с тяжелым оружием. Нет ни одного случая расстрелов демонстраций, атак мирных городов или обстрелов а ля Каддафи, до того как один усатый персонаж с грустными глазами начал сбивать вертолеты и расстреливать Альфу под Семеновкой. Кто там воевал? Ну, довольно подготовленные люди; снайпера били триплекс, уверенно поражали мехводов, наравне участвовали в дуэлях минометчиков с подготовленными армейцами, работали парными пусками по птичкам. Можно ли было закончить летнюю кампанию жирной точкой? Вряд ли. Сама система была построена на нагнетании обстановки по спирали.

Эпизод
малиновка
iren_robin
Тяжесть тоскливая, взмученный ил,
Море народу...
Несколько слов Он уронил,
Как жемчуг в воду.
В омут души, страха и лжи,
Гнили и тины.
Что мы тут делаем, Боже, скажи?
Боже... прости ны...

Что, если...
малиновка
iren_robin
ощущение рухнувшего мира - именно это необходимая атмосфера для стихов. Как процесс восстановления рухнувшего мира) Инстинктивный, то есть, как то что и заложено в человеке... как муравья с оторваной ножкой заложенный инстинкт заставлял бы чинить разоренный муравейник. Просто по инстинкту, не по рассуждению. С христианством как-то так же.

С.А.
малиновка
iren_robin
...и ты убьешь его, прозренье.
Уже в глазах смятенье сил,
Явившихся из сновиденья,
Которого он сам просил.
Еще не узнает он стука,
Еще не помнит эту дрожь.
Но ты уже берешь за руку,
Ты к двери запертой ведешь.
А он торопит сам: Не мешкай!
Там, наконец-то, свет и твердь!
И со змеиною усмешкой
Ты дверь распахиваешь в смерть...

Потусторонние миры)
малиновка
iren_robin
как часто каждый для каждого настолько потусторонен, что потустороннее не бывает. Очень многие, с кем знакома, воспринимаются с постоянным ощущением их, не знаю - фантомности? будто они не существуют вне тех обстоятельств, где с ними случается общаться. Aбсурдное в сущности сочетание этого ощущения с реальностью живого человека.

А.Фет
малиновка
iren_robin
один из его отчетливых тонов, который все повторяется там, где он слышит какой-то неотвязный монотонный звук. В одном стихе это в бессонницу капли дождя стучат по железной крыше, в другом шумит вьюга и скрипят деревья за стеной, в третьем пчелы гудят вокруг цветущей сирени, т.е., само это описание всего в одной-двух строчках, и не в начале, он им как бы проговаривается - звук, который не существует на бумаге для нас, но действует на него почти мучительно.

Картина
малиновка
iren_robin
...вдруг свет, как тонкая игла,
Возник - и был продолжен мыслью.
Я ошибиться не могла:
Мои зрачки он тронул кистью.
Так начала я оживать,
Еще не зная, и не смея,
О той, кем суждено мне стать,
Угадывая и смелея.
А он то медлил, то спешил,
И оживлял прикосновеньем
Тончайших разветвленье жил,
Упругих мышц переплетенье.
Вот под ноги легла ступень,
Полуниспало покрывало,
И полудымка-полутень -
Уже дыханье означала!
Что оставалось мглой - в той мгле,
Я знала, солнце есть и звезды,
То, что темней - земля и хлеб,
То, что ясней - вода и воздух...
Но не могу узнать совсем,
Закону, случаю ли ближе
То, что случилось вслед за тем,
Когда я поняла, что слышу:
"...непостижимый оборот!
Как можешь дать - что не имеешь?
Она - в бессмертие уйдет.
А я... я болен и старею.
И что же... смерть находит всяк,
Вся тварь, трава, ручьи и камни...
Ах, жизнь... Затейливый пустяк!
Что кто-то смастерил и дал мне.
Как смотрит хорошо... вздохнуть
Сейчас могла бы - так, робея...
Ну, потерпи еще чуть-чуть.
А в этой складке тень - синее.
Да, так - чудеснейший пустяк
Рука небрежно протянула...
Должно быть, и моя вот так
Жизнь от кого-то ускользнула
По вечности, как по реке.
Но ты - расскажешь в отдаленном
Об одиноком старике,
В божественную тень влюбленном..."

И, тише шороха песка,
Другая с этой речь звучала:
То для меня моя тоска
Из-за плеча его шептала!
Что эта вот, вот эта грань
Ума и нежности, в бороздах
Прекрасный лоб, льняная ткань,
И черный хлеб, и ясный воздух...

Жертва
малиновка
iren_robin
Ведь происходит сразу, еще прежде чем мы начинаем что-то осознавать, начинается с Жертвы. Каплю Своей жизни, частичку Себя дает Он нам как душу, доверяет ее каждому из нас, и с каким безграничным, абсолютным доверием. Уже зная сразу, зная всегда, что в наших руках она будет еще беззащитнее, чем ребенок в руках насильника.

с Покровом)
малиновка
iren_robin
Покров, Серёжа. Стал быть, дачной вольнице — конец; в потёмки да в тепло! — свет до полудня не тушить... Доходишь до отчаянья: всё, кажется, — крантец, — отчайньем пропитаешься — занятно дальше жить! (О.Ермолаева)